Наступил светлый праздник Пасхи и, выехав на свою таксистскую смену, я начинаю с осторожностью приветствовать пассажиров, стараясь без лишней нужды не навязывать им информацию о том, что «Христос воскрес».

Я уже свыкся с мыслью о том, что живу в языческой «стране», когда каждый третий пассажир (обычно – алтаец, хотя с виду теперь это не о каждом и скажешь) заявляет мне, что он – язычник, может быть и не до конца понимая, что такое язычество. Многие таким бесхитростным способом пытаются элементарно откреститься от православия, от христианства, от любых других религий, чтобы «обрести» внутреннюю свободу не исполнять заповеди, не соблюдать посты, не совершать молитвы. Хотя на своём веку я поведал много и таких, кто, не делая почти ничего из вышеперечисленного, всё же причисляет себя к христианам или, например, к мусульманам...

Однако люди, которые исполняют буквально все заповеди, посты, молитвы, причастия, освящения, крестные ходы, покаяния и исповеди, почему-то озадачивают меня ещё больше. В их вере я начинаю видеть не силу, а слабость. Прийти к любому пастырю (а, кто не знает, в созвучном переводе на русский это слово означает просто «пастух»), ожидая от него напутствий, команд и указаний, ждать отпущения и искупления твоих грехов кем бы то ни было; уподобиться послушному стаду, пытаясь найти обещанный вкус в пережёвывании догм и обрядов? А не признаём ли мы себя в этом случае послушными овечками, готовыми пойти на сомнительной необходимости заклание? Мне сразу почему-то вспоминается картинка, которую недавно подглядел в Интернете: живой барашек в багажнике автомобиля, рядом мангал и шампуры, и подпись – «Хозяин сказал: отдыхать поедем»…

Хотя, говорят, что это очень полезно: ощутить себя дураком, идиотом, бараном в конце концов. Читал я такую притчу, о том, как один молодой человек пришёл к уважаемому гуру, чтобы тот взял его в ученики. Гуру открыл дверь хижины, выслушал страстное желание парня учиться и сказал:

- Жди здесь.

Вскоре стемнело. Потом пошёл дождь. Парень промок, но не уходил, хотя внутренне и неистово негодовал на всё происходящее. Наконец, решив, что о нём попросту забыли, он решился войти.

- Ну, так расскажи мне, - спросил гуру, - что ты чувствовал, стоя там, за дверью?

- Что же я мог ещё чувствовать в долгом ожидании приглашения войти, в темноте, под дождём? Конечно, я ощущал себя полным дураком!

- Вот и молодец! – наставленчески поднял вверх указательный палец учитель. – Ощутить себя дураком – это и есть начало учения.

Вообще, сравнение нас, грешных, со стадом баранов, не лишено смысла. Сколько живу, всегда убеждаюсь, что человеком редко рождаются – им становятся, проходя нелёгкий путь испытаний и закалки. Психолог и философ Карл Юнг и вовсе говорил, что человек – это животное, которое сошло с ума; и у него из безумия есть только два выхода: снова стать животным, либо стать кем-то большим, чем человек. Устами Заратустры о сверхчеловеке говорит Ницше, на примере «чайки по имени Джонатан Ливингстон» к жизненным подвигам призывает Ричард Бах. Да, в любом Евангелие очень легко уловить, какого образа жизни нужно достичь, чтобы приблизиться к состоянию, достойному воскресения Иисуса.

В нынешнем пасхальном обращении к россиянам, верующим и неверующим, Патриарх Кирилл предложил всем без исключения хоть раз в жизни прочитать Евангелие от начала и до конца. Я тоже думаю, что в осуществлении каждым такого действия может быть заключено много пользы. Как для всех по отдельности, так и для общества в целом. Но я обычно (но для тех же целей) советую своим пассажирам посмотреть гениальный фильм «День Сурка». В этой романтической комедии главный герой постепенно приходит к избранию любви в качестве мотивации всех своих поступков. И я как-то слышал из уст одного высокопоставленного православного священнослужителя, что этот фильм православный. А буддисты, кстати, так же склонны считать его буддистским.

Сейчас в мире вообще такое смешение культур и взглядов, что легче всё принимать и благодарить данные тебе жизнью подсказки, чем отвергать, противостоять или, тем более, воевать за свои спорные убеждения.

Мне вот мои пассажиры иногда тоже советуют к просмотру те или иные фильмы. И в последний раз одна постоянная пассажирка «подтолкнула» меня к просмотру фильма Мартина Скорсезе «Молчание». Там некие миссионеры прибывают в Японию для распространения учения Христа, но встречают яростное сопротивление со стороны власти, склонной к традиционной религии. Священники начинают проповедовать тайно, набирают себе достаточно тщедушную паству из невежественных японских крестьян, сами при этом часто выказывают свою тщедушность, а к концу фильма и вовсе под нажимом самурайской жёсткости становятся буддистами, служащими японскому императору. Но в глубине души, в молчании главный герой, кажется, остаётся верен Христу…

В следующую поездку с женщиной, посоветовавшей мне посмотреть это кино, я озвучил ей свой отзыв о фильме: мол, и христиане показаны слишком неуверенными, и буддисты слишком жестокими. Я уже начал обсуждать тонкости буддизма и христианства, но она сказала:

- А я вообще – мусульманка…

Многонациональность и многоконфессиональность нашего общества становятся уже привычными и толерантно воспринимаемыми. И всё же я наблюдаю, как мы пытаемся жить, не принимая в свой винегрет любые дополнительные ингредиенты.

Недавно в Паспауле был митинг в защиту турочакских лесов, лесных богатств Чойского района. Но чойские леса активно вырубались и до этого, а переполняющей чашу каплей стала информация о китайских заготовителях, организующих пилораму в Чойском районе. «Не пустим на свою землю китайцев!» - единой стеной встали митингующие. Но один из участников сходки вышел к микрофону с интересной мыслью:

- Кто пустил к нам китайцев? А я вам скажу: мы сами и пустили. Когда русская аристократия стала разговаривать исключительно по-французски, перенимать французские манеры и восхищаться французской культурой, на Россию напал Наполеон. Когда в России стала популярна немецкая философия и мы стали равняться на немецкую организованность и немецкий порядок, то случились военные конфликты первой и второй мировых войн, вызванные вторжениями на территорию России именно войск Германии. Сегодня мы повсеместно пользуемся китайскими товарами и активно следим, какой же год по китайскому календарю нам встречать – неудивительно, что мы сами примагничиваем к себе китайцев…

Так и с любыми проблемами, если мы чего-то боимся, чему-то противимся, то зачастую, напротив, привлекаем это в свою жизнь в качестве закалки и испытаний. И вот вам свежий анекдот:

«Мужик в молитве жалуется Богу, что всё плохо: денег нет, со здоровьем проблемы, на работе неувязки, и так далее, и тому подобное… Тут разверзаются Небеса, и проявившийся Господь сурово спрашивает:

- Всё это понятно. Ты ответь: продлевать будем?»

В своём атеистическом детстве на убежденность моей бабушки в том, что Христос воскрес, я отвечал скептически «а был ли вообще Иисус? или его придумали попы?», на что бабушка отвечала:

- А как же это не было? И Иисус был, и воскресение его было. Одна неверующая торговка на рынке сказала своей покупательнице, что не мог мёртвый взять и воскреснуть. «Да, пусть яйца в моей корзине покраснеют, если это действительно так!» - сказала она. И тут яйца в корзине покраснели...

- А если бы Иисуса не существовало, если бы он не воскрес, разве красили бы мы каждый год на Пасху яйца? – простодушно спрашивала меня бабушка. «Конечно воскрес!» – ответил бы я сейчас.

Христос Воскрес, уважаемые язычники!

Просто таксист

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 голосов)