Очередной, IX съезд коренных малочисленных народов Республики Алтай прошел 20 апреля в экономическом техникуме в Горно-Алтайске. Вел собрание Иннокентий Тенгереков, на тот момент исполнявший обязанности председателя Ассоциации КМН РА. 

Присутствовали министр природных ресурсов и имущественных отношений РА Александр Алисов, руководитель комитета по национальной политике и связям с общественностью Динара Култуева, председатель комитета по законодательству и национальной политике Госсобрания — Эл Курултай РА Виктор Ромашкин, депутаты Госсобрания Николай Малчинов и Вечеслав Кыдатов (как было отмечено, последний также является делегатом съезда).  В повестке было семь вопросов – отчет о деятельности Ассоциации КМН за 2017 год; обсуждение, утверждение дополнений и изменений в Устав АКМН РА; утверждение бизнес-проекта Центра экономического и социального развития КМН РА; обсуждение и принятие решения по созданию особо охраняемой природной территории  Памятник природы «Турочакский»; о порядке создания региональной территории традиционного природопользования; о проведении праздников Jылгайак и Тюрюк-Байрам; выборы председателя и сопредседателей, членов координационного совета АКМН РА. 

Теленгиты, тубалары, кумандинцы и челканцы должны были представить на съезд по 20 делегатов, но теленгиты потом ушли, не дожидаясь конца мероприятия. 

Долго возились с выбором секретаря съезда, председателя съезда и прочих мандатно-счетных комиссий. «Заранее нельзя было решить?» - проворчал министр, выразив, однако, не только свою точку зрения. 

По первому вопросу докладывала Ирина Таштандинова. Организация не совершала операций с денежными средствами и недвижимостью. В АКМН поступило более 200 документов, в основном это заявления граждан, желающих вступить в организацию, и переписка с органами власти, с Ассоциацией КМН Сибири, Севера и Дальнего Востока. Исходящих документов было примерно столько же и такого же толка. Ирина Сафроновна обратила внимание на то, что не велась должным образом фиксация выдачи справок представителям КМН. Ассоциация принимала участие в составлении закона о статусе коренных малочисленных народов,  в работе министерства природных ресурсов (пересмотр сроков заготовки кедрового ореха, грибов, ягод и прочих дикоросов). «По ходатайству исполкома АКМН РА восстановлена санитарная машина Курмач-Байгольского сельского совета и так далее. В настоящее время Ассоциация работает над созданием территории традиционного природопользования регионального значения в Республике Алтай. Вместе с тем, директор исполнительного комитета Владимир Сакпачаков отказался участвовать в заседании комитета при правительстве РА по распределению средств, выделяемых на развитие КМН в Республике Алтай, в связи с неприятием предложений нашей Ассоциации и формальным рассмотрением, распределением бюджетных средств на заседании. Таким образом он выразил свое недоверие и ушел, в связи с чем у нас, конечно, возникли разногласия в Ассоциации и он ушел в отставку». Было также отмечено, что с изменением некоторых положений исполнительный комитет упраздняется и  его обязанности в дальнейшем возлагаются на председателя АКМН РА и координационный совет. 

Взносы для дисциплины

Далее стали обсуждать изменения в устав АКМН РА. Предложенные новшества сразу вызвали бурную реакцию собравшихся. Дело в том, что членство надумали сделать платным: вступительный взнос для физических лиц — 1000 рублей, для юридических лиц – 5 000 рублей. Ежегодный членский взнос — 300 рублей и 1000 рублей соответственно. В обмен на это членам Ассоциации будут выдаваться удостоверения установленного образца, юрлицам — свидетельства. «Это делается, чтобы укрепить дисциплину Ассоциации. За неуплату членских ежегодных взносов – исключение из состава АКМН РА», – говорил Иннокентий Тенгереков. 

- Какие взносы? У нас не партийная организация, не коммерческая, я против. Кто будет вступать, кто будет платить? У людей денег нет, многие вступают, насколько я знаю, чтобы пенсию получать как коренные малочисленные, - сказала Антонина Распаева. 

- Триста рублей — не большие деньги... –  пробовал протестовать Иннокентий Тенгереков.

- Может, и небольшие, а по тысяче? Я вообще против этих членских взносов. 

Антонину Александровну  поддержала Елена Мамашева: «Я тоже против». 

- А за счет тогда должна существовать Ассоциация? - спросил Иннокентий Сергеевич. 

Многие включились в обсуждение.  «Допустим, у человека нет возможности и его исключат из Ассоциации. Так Ассоциация просто растеряет своих членов», - прозвучало мнение. Иннокентий Тенгереков настаивал — деньги не великие, найти можно, зато будет учет членов и будет на что содержать организацию. «Субсидии получайте, гранты получайте», - отвечали ему из зала. 

В итоге голосование показало несостоятельность идеи – за проголосовали только 16 человек, против — 44.  Поправка в Устав не прошла. Остальные поправки были не столь революционны и, в общем-то, были приняты без проблем. 

«Священность Солопа учтется»

Далее стали говорить о проекте Центра экономического и социального развития КМН РА. Представил его автор – Вечеслав Кыдатов. Он отметил, что многие из присутствующих с проектом уже знакомы (параллельно его речи на экране транслировалась презентация проекта):

- Проект был представлен на общественные слушания больше месяца назад, с ним ознакомились члены координационного совета, а также наши соотечественники в Турочакском районе, в целом, с ним знакомы уже за пределами Республики Алтай.  Центр экономического развития мы предполагаем разместить на территории Турочакского района рядом с селом Тондошка. Турочакский район у нас является единственным районом компактного проживания коренных малочисленных народов Республики Алтай. В проект включены несколько взаимосвязанных  направлений: «Город мастеров» (так называемые земли малого бизнеса), земли рекреации – это туризм, там есть прекрасная гора Солоп, там с октября по апрель можно кататься на лыжах, заниматься зимними видами спорта. Мы все знаем, что в Турочакском районе работает в основном Телецкое озеро, есть какая-то горнолыжка, но я сколько ни общался с местными предпринимателями, все говорят — сезон короткий, два месяца работают, потом десять месяцев ждут следующего года. Поэтому создав на территории района такой объект круглогодичного действия, мы могли бы туристов привлекать круглый год. Земли сельхозназначения — мы с инициативной группой разрабатываем новые формы хозяйствования, это не только выращивание традиционных сельхозкультур, но и выращивание лекарственно-технического сырья и глубокая его переработка. Вы знаете, что наша республика богата различными  корнями, травами, которые на сегодняшний день пользуются спросом как на территории РФ, так и за пределами, поэтому глубокая переработка дала бы достаточно значимый эффект в экономике района. Над проектом «Города мастеров» работали наши строители, проектировщики, мы даем образ того, какими домами в будущем должна быть застроена наша земля – это должно быть экологически чисто, безопасно, и в каждом доме должно быть мини-предприятие – по производству сувениров, выращиванию каких-либо растений, еще что-то. Я с такой практикой лично знакомился, видел город мастеров, который состоит из миллионов человек. Мы же достаточно скромно предполагаем, что наш будет состоять из нескольких тысяч. Мастера съедутся со всей республики, может, кто-то приедет из других регионов, чтобы делиться опытом и развиваться. Дело достаточно перспективное. У нас большая часть населения, особенно в зимнее время, не знает, чем заняться. Будет у каждого в оме мини-мастерская — пожалуйста, в зимнее время готовьте сувениры, летом, когда поедут туристы, можно эту продукцию реализовывать. Далее. Горнолыжный комплекс «Солоп». Мы общались с местным населением, с теми, кто понимает в горнолыжном деле, и пришли к выводу, что гора Солоп практически идеально подходит для того, чтобы там развивать зимние виды спорта. При общении с местными жителями звучало, что эта гора — священная. Естественно, никто от этого не отказывается, но я считаю, что мы должны, учитывая местные традиции, местные обычаи, если там есть святые места, подойти комплексно к этому вопросу, и если гору эксплуатировать в экономическом плане, то учитывать мнение населения, мнение людей, которые знают обычаи, традиции, места... И когда будет прорабатываться проект — чтоб все это было в проекте учтено. На Солопе можно разместить мини-гостиницы, и горнолыжник, спустившись с горы, окажется прямо в своей гостинице. Это считается пиком, высшими условиями обслуживания туристов... мы непривыкшие, для нас это, может быть, удивительно, но в Европе – я там не был, но слышал – именно такие условия предлагаются. Экологически чистый дом из камня, из дерева, вокруг снег – пожалуйста, отдыхай, наслаждайся прекрасной природой Турочака. 

Экотуризим. Думаю, и турочакские жители, и улаганские, и кош-агачские уже поняли, что туризм – это достаточно сильный толчок к развитию экономики, и вовлекая жителей республики в этот бизнес, надо развивать и экотуризм. Он в принципе развивается у нас, но в какой-то степени хаотично, когда люди сами проявляют инициативу. Я думаю, надо дать этому какую-то государственную поддержку, и мы, коренные малочисленные, здесь тоже должны быть впереди. 

Агротуризм. Я сам не знал, что, оказывается, туристы могут работать на участке, и сами же будут за это деньги платить. Думаю, любая сельская хозяйка мечтает об этом – чтоб кто-то пришел, у нее поработал и за это заплатил. В презентации видно — кто сено убирает, кто скот пасет...

Индустриальный парк. Звучит, может быть, пугающе — страх у людей появляется, что появятся заводы или что-то такое. Индустриальный парк, который мы прорабатываем, уже точно там будет, потому что мусороперерабатывающее предприятие Турочакского района там уже строят. Проект изготавливается в Барнауле. Нам надо просто гармонично в него вписаться. В Турочакском районе главный мусор на сегодня — это древесные отходы. Мы предлагаем их сжигать. Во-первых, это экологически безопасно, во-вторых, древесные отходы при сжигании выделяют большое количество энергии, которую, в свою очередь, можно превращать как в электрическую, так и в тепловую, получение горячей воды, получение пара. Объемы добычи  древесины в Турочакском районе сегодня чуть более 10 процентов из того, что можно в районе добывать, и деревообработки в том понимании, в каком должно быть – ее нету. Ни в районе, ни в Республике Алтай. Сегодня вопрос стоит не о добыче особо ценных пород, надо заниматься перестойной пихтой, береза процентов на 80 вся перестойная, осина, много всяких кустарников – это все могло бы идти на переработку в эту отрасль. Просто у нас привыкли — кедр вырубили, денег много получили, и все на этом заканчивается, а глубокой переработкой древесины никто не занимается. Это новые рабочие места, это высокие технологии, это дополнительные доходы как в бюджет людей, так и в бюджет республики. Ну а чтобы получился замкнутый цикл, предлагаем здесь разместить тепличное хозяйство. У нас в республике не так много жителей и оно могло бы обеспечивать нас круглый год. 

«Я лично не хочу брать на себя ответственность»

Далее пошли вопросы. «Вы действительно думаете, что в таком красивом бизнесе смогут работать местные люди? Ведь получится как в Урлу-Аспаке... А если будут работать — кем они будут работать? Дворниками, посудомойками, поломойками?» - поинтересовалась Елена Мамашева. «Вы совершенно правильно говорите. Местное население слабо конкурентоспособно... Любой, например,  азербайджанец приехал без всего – и через год-два он уже бизнесмен на уровне деревни. Но мы не должны вечно стоять и об этом думать. Мы сегодня для предпринимателей из КМН из Турочакского района, прежде всего, готовы предоставлять земельные участки для ведения бизнеса бесплатно. Только нужно будет наложить обременение, чтоб человек не мог его продать. И мы ведь предлагаем проект, который будет давать приличные доходы. Поэтому надо учить молодых. Сегодня наши люди из республики уезжают на Сахалин, почему? Есть же у нас банкиры, финансисты, почему они не здесь? Потому что нечего нам им предложить. А если будет достойный проект — эти люди начнут возвращаться. Давайте становиться конкурентными», - отвечал Кыдатов.

Он также ответил на вопрос о том, почему проект идет под эгидой Ассоциации КМН РА: «Я лично не хочу брать на себя ответственность за то, что произойдет. У нас есть Ассоциация, есть координационный совет — включайтесь, активно работайте. Я сегодня почему голосовал против членских взносов – я считаю, что это неправильно, мы с этим уже 20 раз сталкивались. Я сколько общественных организаций ни создавал – всегда проблема собрать деньги. Даже рубль так просто никто не хочет платить. Если осмыслят — сами принесут и отдадут. 

- Рабочие места – это хорошо, у нас большая безработица среди молодежи. Из местного населения будет молодежь обучаться, чтобы  в дальнейшем стать специалистами? - прозвучал вопрос от Зинаиды Бакашевой. 

- Я уже нынче готов начать создавать рабочие места – начать посадку лекарственно-технического сырья, - заявил Кыдатов. – Культивировать золотой корень, маралий корень, чтоб не в лесу драть... Я нынче посетил Китай и посмотрел, как там женьшень выращивают, и понял, что это – наше дело.

- Про рабочих — понятно, а как специалистов вы будете обучать?

- Без специалистов вообще никуда. Поэтому надо, чтобы люди шли, учились, совершенствовались, а мы со своей стороны будем всячески поддерживать. 

«Я категорически против!»

Перекрывая поднявшийся шум, Антонина Распаева тоже выступила, напомнив, что является руководителем турочакского филиала РОЭО «Сакральный Алтай»:

- Я тубаларка, род у меня кузен, моя родовая гора — Солоп. Я с вами встречаюсь уже третий раз. Раньше я задавала этот вопрос Главе РА, и вы там тоже были  — по горе Солоп надо прорешать все очень четко. Тондошенцы мне звонили по этому поводу.  Здесь все знают, наверное, что такое родовая гора, родовое дерево. Кроме того, в Турочакском районе резко континентальный климат. Когда начинаем заводить речь о развитии сельского хозяйства, все говорят — да вы что, какое сельское хозяйство в таком климате? Так чем будете заниматься — животноводство, растениеводство или все в комплексе?

Вечеслав Кыдатов в ответ напомнил, что гора Солоп — это федеральная земля, которой распоряжается РФ, поэтому «на горе Солоп без мнения населения, без жесткой экспертизы никто эту землю ни мне, ни еще кому-то не даст. А так как это территория компактного проживания коренных малочисленных народов, то их мнение очень важно, и мы сами представляем эту группу, почему мы к вам и обращаемся. Второе — я сам закончил сельскохозяйственный институт, инженер-гидротехник. В Турочакском районе выпадает большое количество осадков, иногда, вы сами знаете, трава растет выше человеческого роста, и специфика ведения сельского хозяйства должна быть согласно климатическим условиям. Лектехсырье там растет и нас не спрашивает, и надо делать упор на те растения, которые там уже растут. Просто культура должна быть, как к ним подходить, как заниматься, ухаживать. Это как раз работа для женщин, а 80 процентов безработных на селе — именно женщины». 

Герман Пешперов поинтересовался, кто именно будет создавать предприятия этого проекта –  Ассоциация или юрлица или же еще какой-то вариант? «Мы так глубоко не прорабатывали, но учитывая, что на территории будут несколько экономических направлений,  нужно будет создать дирекцию. В нее, естественно, войдет Ассоциация. Дирекция будет вести всю работу, но сказать сейчас, кто чем будет заниматься, я не могу, мы не готовы», - был ответ. 

Петр Бедушев выступил в поддержку проекта, отметив, что лес все равно будет вырубаться, вне зависимости от желания жителей района. Местные же, по его мнению, просто не хотят работать. Что же до обучения, то этим надо заниматься самостоятельно. Государство много где бесплатно обучает людей. Солоп — да, святой, но надо определить места. «Надо делать, а не мяться, сомневаться», - уверен он. 

- Я лично не преследую цель, чтобы в этом проекте всем самому заниматься, – уверял собравшихся Вечеслав Кыдатов. –  Сегодня наша главная цель (и моя в том числе) — создать условия, чтобы здесь рос бизнес. Здесь должны быть тысячи предпринимателей, и в этих тысячах должны быть наши коренные малочисленные. Я все-таки уже 30 лет занимаюсь предпринимательством, и весь наш опыт, наши природно-климатические условия — все ложится так, что надо этим заниматься... Ну, кроме горы Солоп все остальное – это частная собственность, поэтому, в принципе, вопрос с землей не стоит...» – «Частная собственность, покрытая лесом?» - ввернул министр Александр Алисов. «Ну, у нас есть частная собственность...  я думаю, Александр Александрович, вы прекрасно знаете, что никакого там леса юридически нет, есть древесно-кустарниковая растительность. Все, что досталось нам», - отвечал Кыдатов. 

Петр Бедушев снова взял слово и заявил, что проект в любом случае будет проходить экспертизу, хотим мы этого или нет, и все интересы будут учтены. 

К микрофону вышел Константин Туганакович Кандараков из Турочака. Он отметил, что ему 86 лет и что сейчас половина будет за проект, а половина против: «Почему же у нас единства нет? Это куда годится? Просто позорно. И еще. Я помню, когда Максимов работал — прекрасно, приедет в Турочак, народ собрали, делегатов избрали. А сейчас кто хочет — тот ездит... Женщины были в Турочаке, говорили про съезд — я сказал, обязательно поеду. Ну, как так — раньше делегатов избирали, а сейчас этого нет...» Тут Иннокентию Тенгерекову показалось, что Константин Тугонакович выступает не по делу и он забрал у него микрофон: «Вы свои три минуты использовали». Хотя о регламенте выступлений до сих пор не было сказано ни слова. Но оказалось, что так просто пожилого человека не возьмешь – он и без микрофона, несмотря на возгласы Тенгерекова, заявил, что «вот и работай с такими людьми. Я категорически против проекта. На Солоп раньше ходили шаманы, спрашивали у него разрешения и потом начинали камлать. Зачем хотите наше наследие уничтожать? Вот ответьте мне — почему уничтожать хотите? И сейчас, может быть, появится шаман, откуда знать... Я категорически против!» 

«Мы же договорились» и шаман для туристов

Тут микрофон взяла Ирина Таштандинова – она напомнила Константину Тугонаковичу, что несколько дней назад встречалась на сходе с ним: «И я хочу сказать, на сходе трех сел — Верх-Бийск, Санькина Аила и Тондошки — утвердили проект единогласно. Прений очень много было в течение трех дней, я там около пяти дней была, я беседовала с каждым человеком, в Верх-Бийске зашла в 75 домов, потом обошли около 40 домов в Тондошке, в  Санькин Аиле в клубе выступали. Да, первое время на рогатины брали вопросы. Затем на пятницу собрали сход, куда приехал Вечеслав Афанасьевич, Анастасия Семеновна Тодожокова, которая рассказывала о создании переработки лектехсырья, по «Городу мастеров» я выступала, привезла свои работы. И когда мы наглядно показали, что мы можем делать, чем заниматься, народ единогласно одобрил проект. Мы сказали, что нужно обучать наших детей, и  на сегодня у нас есть готовые специалисты, сейчас работают на Камчатке, на Сахалине, вернутся — будут работать и строиться у себя на земле. С этим все согласились. Также я говорила с вами, Константин Тугонакович, мы очень хорошо поговорили. Я сказала, что никто огульно не будет Солоп корчевать или уничтожать, на уровне 10 километров сверху мы не будем вообще ничего трогать, мы сказали — сакральное место, где проходили моления, собирались люди, я вам и предложила разработать, каким путем туда приходили шаманы, как проходили собрания народов КМН, это место надо узнать,  и мы это место не тронем, оно будет сакральным. Может быть, сделаем там какие-то культовые вещи...  Я вам снова говорю — мы вопрос будем решать, ничем не задевая интересы местного населения, не нарушая его традиции, обычаи и религиозные чувства.  Сегодня осваиваются Тибет, Эверест, там тоже религиозные чувства, эти места тоже посещают иностранцы, посещают эти храмы и дают свои вложение. Мы также можем поставить урну или еще что-то, в помощь развитию этого места. Может быть, там будет какой-то аил большой построен, где вы будете рассказывать о традициях и обычаях, и будет свой шаман, который будет принимать людей на этом месте. Вот об этом мы с вами договорились и добро друг другу дали».

Василий Максимов тоже высказался в поддержку проекта, попутно отвесив пару замечаний относительно работы АКМН РА в целом: институт сопредседателей не работает, должен быть один руководитель, тогда будет порядок, а сопредседатель ни за что не отвечает. Тогда и власти будет интересно работать с АКМН РА. 

Затем стали голосовать. Против проекта из собравшихся не проголосовал никто.

«57 человек - это не весь Турочакский район»

Следующий пункт повестки – обсуждение создания на территории района особо охраняемой природной территории регионального значения «Памятник природы «Турочакский», докладывала Ирина Таштандинова. По ее словам, у Ассоциации особое мнение по созданию ООПТ: «Мы прочитали статью, и считаем,что положение по ООПТ слабенькое, непродуманное, ко всему прочему, не выполняется постановление №626 в Турочакском районе: весь Иогач, Усть-Пыжа, Кебезень забиты кедром до отвала и все дороги им забиты. Я не поняла, это рубка ухода или санрубка, но это явно... Александр Александрович (обращаясь к министру), я хочу, чтобы вы приехали и посмотрели сие безобразие. Вырублены все кедровники, половина того, что мы относили к промысловым угодьям, также вырублена. И вес хорошие, обильно дающие урожай деревья. Все лежит на территории Иогача. Видимо, все-таки есть препятствия по вывозу. Думаю, это массовое воровство государственного богатства. Вернемся к ООПТ. 26 марта там присутствовало не все население, а меньшая часть от КМН, выступило очень мало народу по этому ООПТ. Я внимательно изучила все выступления,  общалась с людьми. Людям до конца не было разъяснено, что такое особо охраняемая территория. Когда я ездила по району, встречалась с населением, у нас были обсуждения... осенью 2017 года мы провели большие собрания по району по поводу создания ТТП — территории традиционного природопользования, которая несет напрямую все блага для КМН. Она, например, передается по наследию, если речь об охотничьих угодьях. Мы также объяснили, что будет разработано положение – по этому вопросу дадим слово Анастасии Семеновне. ТТП счастливо существует в других регионах. На собрании по этому поводу присутствовали охотники из Артыбаша, Иогача, Новотроицка, и они все против ООПТ, потому что им было хорошо разъяснено про ТПП. Я считаю, что памятник природы по своим параметрам близко подходит к созданию особо охраняемых парков, у нас есть печально известный «Сайлюгемский» в Кош-Агачском районе, которому население не дало права расшириться, потому что ущемлялись интересы коренного населения — люди не могли там прогонять свой скот ходить туда, но зато были организованы вип-охоты... Также мы знаем, что Тубаларский парк был продан Банных и также пытались «Сайлюгемский» ему продать, но со смертью фигурантов я считаю этот вопрос пока закрытым. Эти парки напрямую подчиняются федеральному закону, и они распродавались, а это и есть ООПТ.  Я когда с населением общалась, говорила — очень осторожно подходите к созданию ООПТ. Как был создан наш, турочакский – мы взяли карту, наш координационный совет очень внимательно все изучил, и мы увидели, что там все земли — собственников. А вы знаете, что сегодня изъять землю собственника – это вопрос сложный, значит, создание ООПТ зависает в воздухе (на этот момент в течение речи упор делался несколько раз, - прим. авт.).  Скорее всего, это просто было предвыборное обещание чиновников. Также наш представитель разговаривал с Робертусом, спросил, почему так формально подошли к созданию ПП «Турочакский»? Ответ был – мне заказали, я и сделал. Значит, человек глубоко не продумал ни положения, ни создания в целом памятника природы. Народ почему уцепился за памятник – чтобы сохранить сосновый бор, идущий вдоль Бии по нашей дороге, который начал массово в прошлом году вырубаться. Потому и были все эти митинги — Тулой. Верх-Бийск, Тондошка... В общем, слегка их обманули, как всегда делают наши чиновники. Я считаю, что это еще один удар со стороны власти по правам человека. Это еще один шаг к отстранению от возможности регулировать свою жизнь согласно своим традициям на территории района. Там если внимательно почитать — Робертус говорит: территория в 200 метров к воде занята пришлыми (Томск, Новосибирск, Барнаул, Москва), он говорит — мы за ними сохраняем места по берегам рек, только они не будут рубить деревья. Я скажу — фикция. Напротив Байгазана располагаются две турбазы, чтобы поставить себе два столба, они без всякого разрешения вырубили шесть сосен, а это береговая зона. И так будет всегда, никого они не будут спрашивать. Наша печально известная «Рублевка» в Артыбаше — тоже ни с кем не договариваются. А те, кто получил от Банных Самыш, самовольно прорубили просеку – кто разрешил?.. Когда массово рубился кедр, из Артыбаша, Иогача, Новотроицка люди написали более ста заявлений на выделение 100 кубов на замену своих ветхих домиков, строений, с 50-х годов стоят дома... На сегодня ни одному человеку не выделено 100 кубов. Зато кедр вырублен. Абориген в стороне, и здесь будет также, с этой ООПТ! Там 57 человек проголосовали за ООПТ — это не весь Турочакский район. Один только Артыбаш – там население в три-четыре раза перекроет эту цифру, и говорить, что они решили судьбу ООПТ — это блеф! Это нужно снова слушания проводить, снова разговаривать с людьми. Нас уже неоднократно обманывали. И еще – я разговаривала с Бердниковым, он говорит – лес рубят наши местные. Нет. Все арендаторы пришлые. В Новотроицке «Стройпрактик» - это Барнаул, в Иогаче самый крупный арендатор — Гринченко, из Краснодара, да москвичи там сидят, нашего местного — ни одного. Единственное, они на работу нанимают местных... И что такое декларация, ответьте мне, пожалуйста. Мне сказали — декларация действует до конца 2017-2018 года и по ней рубят». Выступающая отметила, что «на сходе решили решили — нужно охранять береговую зону Бии со всеми притоками, дорогу, где проходит сосновая полоса, боры возле населенного пункта, а это же не было внесено. Если наши поправки не внесут — это будет блеф, очередная ложь и обман местного населения. По ООПТ нужно нам до конца все продумать. Если не уложимся в срок, отсрочку попросим. А вообще. Надо везде создавать ТТП — это близко и законы наши есть, КМН-овские». 

Оратору аплодировали. 

«Мы будем биться за ООПТ»

- Я не поняла, Ирина Сафроновна против или за. Это эту ООПТ мы, Турочакский район, бились очень долго, –  взяла слово Антонина Распаева. – Тут, может, сидят, в газетах читают, а сами не ездили и не знают, а мы в Турочаке все это прошли. Вот Александр Александрович сидит, которому мы уже надоели – ездили делегациями в правительство, чтоб остановить все эти рубки вдоль наших дорог. Да, валят и кедр, по этому поводу  Александр Александрович скажет... По кедру мы ездили, проверяли деляны — где-то есть нарушения, где-то нет. По сосняку мы и ездили, и митинги проводили — и вы, прекрасно об этом зная, говорите, что не надо делать ООПТ? Надо, но пока будет работать комиссия, туда надо включать дополнения, но ни в коем случае нельзя исключать те территории, которые уже включены.  Если что не включим — все вырубится, и будет пустыня Гоби. Это страшно. По проекту хочу сказать (Центра экономического и социального развития КМН РА, - прим.авт.) – он надежды внушает, но я лично против, и мы в Тондошке говорили — строить будете на тех территориях, где вырубили. Чтобы те территории вычистить. Потому что там страшная обстановка — не дай бог, будет жара и загорится лес... Все же выгорим. Вы просто не видели, что там. А мы проезжали и видели, некоторые даже плакали. Насчет собственников – в законе четко написано, что на территориях компактного проживания сохраняется традиционный образ жизни. А он у нас какой? Собирательство и разведение скота. В законе это прописано и в ООПТ все прописано, только один стоит вопрос –  надо прекратить рубку леса, потому что в документах, когда мы останавливали «Камазы», написано — древесно-кустарниковые насаждения, а это что? Вековые сосны? Мы — за ООПТ, и будем за это биться. Но туда нужно включить все береговые зоны вне зависимости от того, это земли запаса или гослесфонд.

В том же ключе выступила Зинаида Бакашева – почему пугают этой ООПТ, якобы там будет все запрещено? Не надо этого бояться. Да и идея не нова, только сейчас надо все привести в нормальное состояние и принимать. «Я ездила в Онгудайский район, была у Данила Мамыева, у него прекрасный этнохозяйственный парк, устав прописан, положение есть, местное население там нормально живет, женщины там работают, делают из войлока предметы... Просто надо знать, что такое ООПТ и какой будет режим охраны. На территории Шорского национального парка есть несколько сел, там строгий режим охраны, но люди живут, разводят скот, там есть лимиты на дрова, строительство, и не видела, чтоб были какие-то большие запреты, чтоб в лес не ходили или еще что-то», - говорила она. 

Уважаемые читатели! Продолжение материала – выступление Вечеслава Кыдатова и министра Александра Алисова, во многом полярные; выступление Анастасии Тодожоковой по ТТП, обсуждение и голосование за кандидатов на должности председателя и сопредседателей АКМН РА; разъяснения Динары Култуевой о том, почему и как ведется работа с организацией «Звенящий кедр» и остальное – в следующем номере. 

«Люди боятся...»

Но необходимо  отметить, что  вышеизложенная позиция АКМН РА по Центру экономического и социального развития, по ООПТ «Памятник природы «Турочакский» — это только одна, но не единственная  точка зрения. Мы связались с активистами из Верх-Бийска, и вот что нам рассказала одна из них, Ольга Конорева: 

 - У нас в  Верх-Бийске вчера (23 апреля) был сход села, единогласно под протокол все проголосовали против Центра экономического и социального развития. В Тондошке был сход по этому поводу 13 апреля, они пока ждут более подробного объяснения по поводу проекта, относятся с большой осторожностью к нему, больше против. Во вторник, 24 апреля, Кыдатов обещал к ним приехать, показать документы, а не ту анонимную "филькину грамоту", что есть на данный момент.  Но не приехал почему-то. 

Жители наших сёл уверены, что решать судьбу этого проекта должны они, живущие здесь люди, а не Ассоциация, тем более под этим проектом нет ни одной подписи и фамилии. 

 До нас дошли слухи, что информацию по сходу села в Тондошке исказили и сказали, что тондошенцы его поддержали...это не так. Голосование было по другому вопросу, жители поддержали создание памятника природы.

 Протокол есть у главы администрации. По Верх-Бийску  я знаю точно – я протокол писала, а  по Тондошке мне это известно со слов жителей, присутствовавших на сходе.

По поводу какого-то схода трех сел (Тондошка, Санькино и Верх-Бийск, - прим.авт.) это неправда. Не было никого из Верх-Бийска там и Тондошка не одобрила ничего.

 Люди из Ассоциации до этого прошли по нашим сёлам, обманным путём насобирали около 40 подписей, врали людям, сказки рассказывали и пугали тем, что создание памятника природы приведёт к полной резервации, хотя на деле запрещена только вырубка леса, а сбор дикорсов, выпас скота и прочие виды деятельности разрешены.  Мы вчера на сходе в Верх-Бийске приняли решение внести предложение в проект создания памятника природы о дополнительном запрете строительства на его территории, в комиссию документы передадим на днях. Ощущение, что Ассоциация КМН РА  не считается с мнением местных жителей вообще. А люди не верят в сказки о горнолыжке и городе мастеров.

 Пропагандирующие прикрываются тем, что кыдатовский проект - это инициатива Правительства РА, но она противоречит другой инициативе - проекту памятника природы. Люди не понимают, как это будет сочетаться. На фоне массового уничтожения леса людям важнее проект, защищающий природу.

 Дело в том, что в проекте это позиционируется как территория опережающего развития (ТОР), а люди как огня боятся ТОРов, понимая, что могут вывезти всё до последнего кустика

 На нашем сходе в понедельник был Денчик С.В. от ОНФ, представители МЧС от республики и района, добровольцы ВДПО, много говорили о пожарной безопасности и неубранных порубочных остатках на осенних вырубах на сельхозке, всех очень беспокоит этот вопрос, люди боятся, понимая, что это повышенная пожарная опасность, требуют от собственников убрать всё, а от властей взять этот вопрос на особый контроль. Напишите об этом тоже, пожалуйста.  На данный момент уборкой не занимается никто, в их делянах полный бардак.

Инна Жулаева

«Листок» следит за развитием событий

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (5 голосов)