Долгие годы сильно болела, лечилась везде, но нигде не сталкивалась с таким хамом медиком, как Кадятина Алевтина Алексеевна (зав. Мендур-Сокконской ФАП). Дело было так.

Моя сестра брала в долг лекарство на мое имя. Позже сказала, что забыла меня предупредить. Кадятина тоже забыла, так как прошло где-то полтора или два года. Примерно 21 ноября 2017 года я хотела разобраться, но в результате мы разругались. Начала меня тыкать и оскорблять (хотя по возрасту я старше нее).

По этому поводу я написала жалобу главврачу Усть-Канской ЦРБ. Через месяц получила ответ, что проведена с Кадятиной беседа по этике (копия документа имеется в редакции).

Через некоторое время, в январе 2018, зашла в медпункт. Кадятина злорадствовала, что никакого разбирательства не было, что я зря жалуюсь, оскорбила меня.

И слово за слово мы опять поругались. Не ожидала, что она дойдет до рукоприкладства. Так толкнула меня в грудь, что я отлетела, упала, ударилась спиной об пол. Когда прибежали двое работников медпункта (мне помогли встать), Кадятина сразу начала оправдываться, дескать, она сама упала - споткнулась или пьяная. При этом смеялась.

Я в жизни пьяной не была, но больной, слабой - была.

Но за это можно унижать? Мне было больно, обидно, что я такая слабая, не могу за себя постоять, даже было стыдно в моем-то возрасте.

Человек человека может так унижать и смеяться над моим состоянием? Ползла, не смогла встать сама. Дрожала, заикалась, а она смеялась надо мной. Разве после этого она медик, сестра милосердия (гуманной профессии)?

От своей бызвыходности написала вторую жалобу главврачу районной больницы и в Минздрав РА. Ответом было административное взыскание (копия ответа есть в редакции). Хотела написать в прокуратуру, но не было свидетелей, то есть свидетель был, коллега, но она сделала вид, что не видела и не слышала ничего.

Был и такой случай, когда заболела моя внучка трехлетняя. Температура под 40, ребенок бредил. Мы ее вызвали, она пришла недовольная, ворчала, поставила укол и сказала, что "до утра не умрет". А позже отказалась от своих слов. Тогда конфликта у нас еще не было. Мне посоветовали написать жалобу, я просто проглотила обиду и не стала ничего писать.

Но здесь она меня вынудила.

Я понимаю, что неправильно поступаю, написав всю эту грязь. Самой неприятно. После всего этого я хотела просто раствориться, ничего не знать, ничего не чувствовать. Было такое состояние, как будто я - не человек, я - никто. В один миг как будто вычеркнута вся моя жизнь. Поэтому на время уехала отсюда.

Кадятина работает медиком только второй или третий год. А если бы работала всю жизнь, сколько таких, как я, покалечила бы своим высокомерным хамством? А человеку уже 50 лет. Со стороны, может, смешно - две бабы поругались, но мне кажется, здесь другой случай: отношения медика с больным.

В одном я довольна: теперь она запомнит это лекарство, из-за которого весь сыр-бор, и назначение этого препарата на всю жизнь.

Тогда я у нее спросила, что за лекарство? Она не сказала. Я говорю, что не знаешь, наверное, поэтому не говоришь.

"Знаю, но тебе не скажу", - был ответ. После я звонила в Усть-Канскую больницу узнать назначение препарата, там ответили, что с этим же вопросом обращалась ваш медик Кадятина. Значит, не знала. А теперь будет знать. С этим и заканчиваю свою неудобную писанину.

Махалина Надежда Кармановна

***

Узнав про случай, который описала моя подруга, инвалид I группы (редкое тяжелое заболевание), пишу это письмо, прошу газету "Листок" напечатать, чтобы поддержать ее, чтобы не переживала, не страдала. Ты, Надя, ни в чем не виновата. Это она, женщина в белом халате, должна страдать, переживать. Это она толкнула человека, оскорбила, при этом злорадствовала. Это ее вина, это она показала себя.

А ты всегда была человеком, помогала, помогаешь словом и делом своим и не своим.

Честная, добрая, справедливая, умная. К тебе в любое время можно обратиться за помощью. Ты всегда поймешь, посоветуешь, подскажешь.

Я могу много перечислять твои качества человечности. В юности мы, трое девушек, жили у тебя в зале, где ты снимала, а когда тебе дали квартиру, мы все вчетвером перекочевали туда, как будто так и надо. Ты ни на секунду не задумалась, что можешь одна жить в своей квартире. Вымыв полы в доме, ты нам всем обувь чистила (туфли ли, сапоги ли). Помню, как мне вдвоем варежки вязали по твоей инициативе, из твоей же пряжи.

Ты много работала и в колхозе, и в торговле, одна вырастила племянницу, теперь помогаешь ее деткам, то есть внучкам. Всегда и везде тебя уважали. Как ты часто отстаивала честь и достоинство человека, себя, своего народа, я не буду писать.

Что сделаешь, время сейчас жуткое стало. Много агрессии от людей. Трудно стало жить мягким, добрым людям. Иногда приходят мысли: вот собрать всех хамов, наглецов, воров, клеветников, кидал и тому подобных на один маленький остров.

И пускай друг над другом изголяются. Земля бы расцвела от счастья и радости.

А тебе скажу, Надежда моя, вот что. Ты очень хороший человек и лучшая подруга. Той женщине - Бог ей судья.

Елена

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.88 (4 голосов)