Юлия Латынина в передаче "Код доступа" на сайте "Эхо Москвы". Вообще, нас можно слушать на YouTube «Эхо Москвы», на моем собственном YouTube. Более того, у меня большая просьба подписываться на мой канал «Латынина ТВ», просьба ставить лайки, с которой я редко обращаюсь. Потому что у нас повадились ходить тролли со страшной силой. Я не знаю, с чем это связано. Может быть, с тем, что я была в Питере. Может быть, это связано с героической войной Навального с монополией Пригожина на школьные завтраки.

Может быть, это связано с расследованием «Новой» о псевдопокушении на Пригожина, потому что как-то эта история прошла мимо большинства. Мы в «Новой» ее довольно сильно обсуждали. Помните питерского активиста Иванютенко, которого пырнули ножом в печень так, что он чудом выжил.

Вот после того, как его пырнули ножом, к нему стал навязываться некий товарищ со словами «Давай отомстим Пригожину, в конце концов, подарим ему бикфордов шнур и взрывчатку». При этом он сказал: «На наше общее дело». Иванютенко как-то сообразил что-то, положил в тайник вместо взрывчатки замазку. Но его все равно взяли за подготовку покушения на Пригожина.

Видимо, там планировалось большое дело типа «Нового величия». Возможно, оно как-то сдулось из-за того, что вместе взрывчатки замазка. Коротков в «Новой» написал об этом потрясающую статью. Не поленитесь, посмотрите.

Я начинаю, естественно, с Украины. И нет, не с выборов. Я начну с другой истории, которую на этой неделе опубликовала The New York Times, журналист Майкл Швирц. Он опубликовал статью об убийстве человек по имени Мамчур. Я думаю, большинство не знают этого имени.

Вот большинство знают про Скрипаля. Немедленно в тот момент, как Срипаль и его дочь были отравлены, британское правительство совершенно справедливо подняло жуткий хай. И мы все следили за этим шпионским романом, в котором действовали какие-то персонажи из города Глупова.

Причем, что интересно, персонажи из города Глупова были со всех сторон, вот начиная с самого Скрипаля, который в своем Солсбери смотрел «Первый канал», рассуждал, что «Крым наш», такой абсолютно чисто путинский персонаж, который торговал тем, чем владел. Вот другие имеют газ и нефть и торгуют газом и нефтью. А этот заведовал кадрами в ГРУ и, соответственно, торговал кадрами ГРУ. И честно на деньги, заплаченные ему английской разведкой, в этом домике в Солсбери смотрел «Первый канал».

И, конечно, его отравители, которые там ездили… другие, не его отравители, но коллеги — ездили на задание с квитанциями в кармане на проезд от штаб-квартиры ГРУ на такси до аэропорта; которые в номере жили двухзвездочном, то есть точно не Джеймсы Бонды, которые живут в Астории.

И, конечно, когда мы все это видели — там даже какой-то товарищ вспоминал (трудно сказать, насколько аутентичны были эти воспоминания), — что они курили всю ночь марихуану и всю ночь перед заданием совокуплялись с проституткой, как-то вспоминаешь «Аквариум» Суворова, в котором за всякие такие, подобные провинности немедленно эвакуировали в гробу, но живого. И, конечно, понимаешь, что с ГРУ стало то же, что со всей советской машиной.

И один из главных вопросов был про Скрипаля: Почему? И ответ, выплывший в результате непрофессионализма начальников ГРУ: все эти гигантские списки агентов, которые регистрировали свои машины на свои военные части; паспорта, которые получались по очереди.

А там выплыло, что, оказывается, этих скрпалей было до черта, что там траванули какого-то перед этим болгарского бизнесмена, который даже не понимает, за что его траванули — то ли за то, что он поставлял оружие Украине, то ли это был просто какой-то коммерческий спор.

То есть оказалось, что терроризм — это просто орудие нашей внешней политики, что неприятно. Примерно так вела себя Сирия во времена отца нынешнего Асада.

И всё это время, пока обсуждались и эти болгарские истории и Скрипали, ничего не говорилось почему-то про украинскую составляющую вопроса, что довольно странно. Потому что, как я уже сказала, именно в Украине произошло убийство этого Мамчура.

Вы спросите: «Да кто такой Иван Мамчур, не тяни кота за хвост. Рассказывай — кто?» Ответ: Никто. Электрик в тюрьме. Его убили, простите в зассаной, кошками 7-этажке или 8-этажке. Бросили оружие на месте преступления. Украинцы, когда это увидели, там, где его застрелили, там не было никакого нервнопаралитического газа. Естественно, подумали, что это какое-то бытовое убийство, потому что ну, кому нужен электрик в тюрьме?

Дальше они видят, что за этим Мамчуром следили, что там жил специальный человек на первом этаже, который документировал все его перемещения.

Дальше они понимают, что человек, которые это сделал, он воевал на Донбассе на стороне сепаратистов, потом сбежал в Москву. Причем они смотрят его Фейсбук и смотрят, что у этого человека не было ни кола ни двора — и вдруг он гордо демонстрирует там новенький «Мерседес». Потом этот человек приезжает к своей девушке в Украину — ну, большое конспиратор, — его там арестовывают.

И тут из него течет полным потоком. Оказывается, его наняли, чтобы убить Мамчура. Он рассказывает всё про своих кураторов: как его после убийства угощали ужином в ресторане «Две палочки», как ему купили этот «Мерседес»; рассказывает, как ему обещали 5 тысяч долларов, но зажали. Вот это вот прекрасный момент! Дальше он говорит: «Вообще, я не знаю, почему Мамчур, но у меня есть целый список. Мне дали кураторы мои из ФСБ. Сказали, что Мамчур — руки по локоть в крови».

Там было всё серьезно, как у взрослых, как в романе Ле Карре. Там все деятели из этого списка были обозначены именем каких-то цветков. Мамчур был розой. Ему прислали кодовую фразу, что «Розу надо сорвать сегодня, а будет уже поздно». Пистолет они называли «лейками». Полить надо было розу.

Ну, вот, значит, полил он розу. И Майкл Швирц, журналист The New York Times приходит на суд к этому киллеру — его зовут Смородинов, это совершенно неважно, потому что как в романе Джорджа Мартина его зовут Никто. И этот Смородинов говорит: «Ой, можно, если вас пустят в тюрьму, я вам тоже еще что-то расскажу». Швирца пускают к Смородинову в тюрьму. Он рисует карту, показывает подробно, где он встречался в кафе с кагэбэшниками.

И выясняется, конечно, что этот Смородинов, он такой классический борец за «Русский мир», он уголовник с солидным тюремным стажем: там вымогательства, взятки, сутенерство. Он как-то сказал после своей службы в Донбассе, что он хочет служить у Вагнера. Вагнеровцы вместо этого представили его неким людям. И, поступив на эту новую службу, наш уголовник уже взнаглел, начал хвастаться всем близким, что он уже лейтенант ФСБ. Все близкие, конечно, смеялись, вертели и говорили, что это какая-то его очередная придумка.

И самое главное: Кто такой Мамчур и почему его убили? Смородинов говорит: «Я не знаю». Но он дает этот список журналисту The New York Times из 6 человек. И он смотрит этот список и понимает, что все эти 6 человек в разных городах, но их связывает одно — их связывает российско-грузинская война 2008 года. Потому что Мамчур был военным, более того, он служил в войсках ПВО.

И если помните, во время российско-грузинской войны 2008 года было подстрелено довольно много российских самолетов. И Путина это очень публично задело. Он публично сказал, что «мы не знаем, кто переправлял оружие из Украины во время конфликта, но кто бы ни был, этот человек сделал большую ошибку». Это лично говорит Путин на пресс-конференции. И продолжает говорить, что «оружие, которым управляли украинские специалисты — это было преступление, и если мы найдем этому подтверждение, мы вступим в контакт с людьми, которые это сделали». И вот оказалось, что все эти 6 человек — это те люди, которые обучали грузин стрельбе из этих средств ПВО.

То есть еще раз вдумайтесь: Россия нападает на Грузию. Но если были какие-то сомнения после аннексии Крыма, после Донбасса, после вмешательства в американские выборы, ну, понятно уже, что это не Грузия напала на мирно спящий Цхинвал. Грузины защищаются, сбивают российские самолеты. Путин публично объявляет это преступлением. И публично говорит, что «мы разберемся с теми украинцами офицерами, которые помогали грузинам защищаться». И это публично называется изменой.

И потом ФСБ засылает этого уголовника с этим списком. То есть это уже какой-то жесточайший сюр. Вот знаете, почему монголы резали все города, которые брали? Потому что они считали, что вся земля находится под властью монгольского хана, и если город не сдался с первой секунды, то уже является изменником. То есть, получается, что если ты не сдался, сопротивляешься, то ты уже преступник.

А вы говорите, Скрипаль. Это такой потрясающий инсайд о мировоззрении, которое происходит в кремле. Потому что есть некоторые вещи, которые можно понять. Например, можно понять, что случилось с Литвиненко. Все-таки да, это реально офицер ФСБ, который реально изменил присяге, который сотрудничал с «Кавказ Центром», с реальными террористами, который ездил к человеку, который взорвал дома, в Грузию. Он не доехал до Панкисского ущелья, но он знал, что этот человек, Ачимез Гочияев скрывается в Панкисском ущелье. Он туда поехал, взял у него интервью. Это все равно, что поехать и взять интервью у бен Ладена в Торо-Боро. Получил от него какие-то записки, передал вопросы, получил ответы. И вместо того, чтобы сказать: «Я к этому человеку ездил в Грузию, и он в Панкисском ущелье», Литвиненко говорит: «Я тут взял интервью у Ачимеза Гочияева. Он невинный бизнесмен».

Это все равно, я говорю, как приехать, взять интервью у бен Ладена в Торо-Боро и по возвращению объявить, что бен Ладен говорит, что он невинный человек. А башни-близнецы взорвали сами фэбээрошники. Еще раз: я не говорю, что правильно было сделано с Литвиненко. Я говорю, что понятен механизм.

Скрипаль — это уже какая-то более странная история, потому что, с одной стороны, Скрипаль — предатель, с другой стороны его реально обменяли. Ну, так, ребята, если он вам был так дорог, ну, не меняйте. А дочку зачем травить?

А вот когда речь идет уже о каких-то болгарских бизнесменах, украинских офицерах, которые помогали Грузии сбивать российские самолеты, и они оказываются изменники, так чего дальше? Трампу будем устраивать покушение, потому что принял решение поставлять Украине летальное оружие?

Спасибо Майклу Швирцу, что он это раскопал. Я об этой истории знала. Это была не единственная история подобного рода. Но у меня возникает большой вопрос к украинцам, которые как-то совершенно, мягко говоря, эту историю не пиарили. То есть мы периодически слышим какие-то шутовские истории из Украины про певицу Maruv, которую не пустили на Евровидение, потому что она ездит в Россию.

У меня большой вопрос к правительству Порошенко, почему эта статья выходит в The New York Times, а почему это в Украине не происходит из каждого утюга? Потому что там, в The New York Times, вообще смешная вещь, потому что Майкл Швирц, журналист получил этот список и говорит обвинителю на процессе: «А вы знаете, что есть такой список?» «Да? Как интересно, — говорит обвинитель, — А дайте посмотреть».

И как это нам Порошенко периодически рассказывает, что он борется с Россией, что вот он знамя. Он в войсках пропадал во время предвыборной кампании. А дальше возникают рассказы, что фирма господина Свинарчука — он теперь по-другому называется, — который был поставлен Порошенко смотрящим в Совбез, покупают у России — это же надо додуматься! — юзанные детали, юзанные запчасти для войск и поставляют втридорога собственным войскам в зоне АТО. Это же надо додуматься, на чем наживаться. Зато по-прежнему действует схема торговли углем с Россией, с Донбассом. Всё это тоже идет через людей, скажем так, достаточно близких к господину Порошенко.

И, собственно, мы тут плавно уже переходим к украинским выборам. И я лично считаю, что избрание Порошенко было большой ошибкой для украинского Майдана, но, с другой стороны, совершенно не катастрофической, потому что Украина, слава богу, демократия, и каждые четыре года она теперь избирает нового президента. И это завоевание Майдана, очевидно, продолжится.

И вот мы видим такой сериал «Слуга народа», который теперь снимается в реальном времени. И, как помните, сериал этот, в котором снимался Зеленский в роли учителя Белобородько, выходил с подзаголовком «История следующего президента». Это оказалась правдой. Это была история следующего президента.

И понятно, что для Москвы это неожиданный сценарий не в том смысле, что неожиданно было… Понятно, что уже несколько месяцев у Зеленского растут рейтинги, что он как минимум выйдет на второй тур. Скорей всего, он и станет президентом Украины.

Но, конечно, когда обсуждались эти выборы в Москве политтехнологами, видимо, полагалось, что будет Тимошенко и Порошенко во втором туре. И будет Бойко промосковский, который, конечно, совершенно непроходной, но сможет продавать свою поддержку тому или иному человеку, и, таким образом, Россия будет влиять на эту ситуацию. Вот появление Зеленского сорвало этот сценарий.

И, конечно, в президента, который уходит, мне особенно не хочется кидать кости, и я не вмешивалась в эту чужую избирательную кампанию. Я просто молча завидовала, что у украинцев есть избирательная кампания. Но, конечно, Порошенко — это плоть от плоти украинской политики. Вот что такое украинская политика в течение многих десятилетий, несмотря на то, что Украина остается демократическим государством, и, конечно, был там замечательный человек по имени Янукович, который пытался это изменить и в результате оказался единственным президентом, по-моему, кроме тирана Дионисия сиракузского, которого поперли в результате революции два роза.

Так вот, несмотря на то, что с демократией в Украине всё хорошо, но с экономической в Украине всё плохо. Причем — из песни слов не выкинешь, — в том числе, благодаря демократии. Потому что вот этот союз олигархов и популизма и представление о том, что украинский политик существует для того, чтобы зарабатывать на своей политике, и вот в случае недавнего президента мы видели, что не брезгуют ничем, включая, как я уже сказала, юзаными запчастями для своей же армии, и политические решения принимаются исходя из этого. И ссора Порошенко с Яценюком была на самом деле о том, кто будет завозить уголь.

И я могу сказать, что еще до того, как Порошенко был избран на своей первый срок и последний срок, видимо, так получилось, что мы довольно долго встречались в том смысле, что у нас было довольно долгий разговор. Я не буду его все-таки пересказывать, потому что он был достаточно конфиденциальный, но, поскольку это было 4 с лишним года назад, я думаю, что срок давности истек. Так получилось, что я ехала с ним в машине до Винницы. И я помню свое потрясающее ощущение, потому что мы говорили три часа, и он за это время не сказал ни одного слова правды. Это был мой абсолютный личный рекорд. Вот я этого человека спрашиваю, условно говоря: «Скажите, а о чем вы в Вене рассказывали с Фирташом?» Он тогда с Фирташом встречался в Вене. Он говорит: «Вот я совершенно случайно приезжаю в гостиницу, в которой был Фирташ, совершенно случайно выхожу из номера в этот момент и случайно натыкаюсь на Фирташа». И всё это было в таком роде. То есть, всё это было ужасно неприятно.

Почему я стараюсь не врать? Потому что, мне кажется, что люди, которые врут, они думают, что они такие умные, что они манипулируют собеседником, и что они могу собеседнику втюхать что угодно. А собеседнику на самом деле неприятно. Он смотрит на этого человека и говорит: «Ну, что ж ты врешь-то? Даже лень тебе возражать». Ты же видишь, что… Вот умные манипуляторы, они только сами считают себя умными. Я вовсе не хочу сказать, что управление Порошенко было полностью провальным. Было несколько вещей, который он сделал. Освободился от газовой зависимости от России. Но опять же это не потому, что он это сделал, а просто потому, что Россия отключила газ, жареный петух клюнул. А так бы зарабатывали по-прежнему на продаже газа.

Отделение от церкви российской — ну, извините, это не заслуга Порошенко, это заслуга лично товарища Гундяева.

Реформа полиции скорее провалена, чем нет.

Убийцу Шеремета до сих пор не нашли.

Вот к вопросу об истории Ивана Мамчура, убийства. Вот это этом фоне мы же видим, что история с Аркадием Бабченко, которого реально пытались убить, абсолютно провалена с точки зрения пиара. Ну, ребята, вы хоть бы там, когда сказали, что Бабченко убит, подождали бы месяц, переловили бы всех, предъявили бы нам доказательства. А то у нас Бабченко воскрес раньше Христа, на второй день, по-моему.

В этом смысле победа Зеленского, точнее те 30%, которые он получил, это абсолютно закономерная вещь. Заметим, что это происходит по всему миру. По всему миру профессиональных политиков, уроженцев «вашингтонского болота» или «итальянского болота» побеждают непрофессиональные шоумены, как правило, которые широко известны, но не как политики. Например. Беппе Грилло в Италии, например, тот же Трамп, который вел свое собственное шоу на телевидении. Вот Зеленский полностью вписывается в эту истории. Это очень разные политики, некоторые плохие, некоторые хорошие.

И я бы обратила ваше внимание, что у этих непрофессиональных политиков, которые начинают побеждать, две общих черты. Во-первых, они просто вызывают дрожь, ненависть у истеблишмента. Первое, что мы слышим, как только такой политик побеждает: «Он не имеет опыта». Ребята, вот именно, он не имеет опыта. А вы-то его имеете. Потому что, ребята, мы вас — тех, кто альтернатива, — как раз вас хорошо знаем. Порошенко, Бойко, Тимошенко мы все хорошо знаем. Нам говорят: «Вы покупаете черный ящик». Правильно избиратель покупает черный ящик, потому что белый ящик под называнием Тимошенко он уже не хочет покупать. Он согласен на черный ящик вместо открытой коробки, в которой тухлятинка.

Вот мы точно знаем, что Зеленский не торговал запчастями и углем. И когда нам говорят, что вот У Зеленского нет того-то, у него нет плана быстрого прекращения войны на востоке. Правда? А у кого-нибудь он есть? Вот скажите, кто прекратит войну на востоке, если Россия не хочет ее прекращать. И как вы это сделаете. Если вы мне расскажете, как вы это сделаете, я скажу вам, что вы врете.

И, конечно, мы видим сейчас две гениальных пропагандистских хода порошенковской кампании. Первый нам рассказывает, что за Зеленским стоит страшный украинский олигарх Игорь Коломойский. Вообще, кто-нибудь скажите пиращикам Порошенко, что если это так — ну, я не знаю, сколько у Коломойского в Зеленском: там блокирующий пакет, мелкий пакет; я понимаю, что он там акционер, — но вот если этой так, то для меня Юлии Латыниной будь я украинской гражданкой, это был бы дополнительный повод голосовать за Зеленского. Потому что бесспорно Коломойский очень сложный товарищ. И всё, что я сказала относительно украинских олигархах, которые юзают украинскую политику и украинский народ, к нему относится.

Но есть один момент, потому что я искренне считаю, что Украина сейчас обязана в значительной степени своим существованием как нерасчлененное государство именно Игорю Коломойскому, не Порошенко. Я не преувеличиваю, потому что, если вы помните, был момент паники, когда Путин уже объявил о Новороссии, когда с Донбасс и Луганск рушились на наших глазах, когда все менты были за сепаратистов. И в э тот момент Коломойский становится главой соседней области Днепропетровской, и в этот момент Коломойский начинает собирать добровольческие батальоны, публично объявляет, что он даст 10 тысяч долларов за голову русского сепаратиста.

Если бы не эта позиция — О! Коломойский-то вот он, стал… — я не знаю, до какой степени бы все дальше разваливалось. И я не уверена, что без сопротивления Коломойского проект Новороссия не был бы, действительно, реализован. Как отблагодарил президент Коломойского? Правильно: он выкинул его из украинской государственной нефтяной компании и обанкротил «Приват-Банк» господина Коломойского.

Абсолютно я не в восторге, что по образцу Бориса Березовского Коломойский сидел в государственной УкрНафте и там сидели его менеджеры, и мы представляем, чего они делали.

Но у меня вопрос: А можно узнать, почему Порошенко начал именно с Коломойского? Ну, почему хотя бы не с Ахметова? Можно узнать, почему единственный олигарх, с которым расправился Порошенко в бытность свою президентом, был тот, у которого были наибольшие заслуги перед Украиной?

Вот как получилось, что в Крыму с Коломойским расправилась Россия, а в Украине — Порошенко? Порошенко что, ликвидировал всю олигархическую систему, коррупцию, как Саакашвили в Грузии? Ответ: Нет и не думал. Тогда почему с Коломойского? И, конечно, ответ — что Коломойский был лично опасен для Порошенко.

И сейчас, если Коломойский взял реванш… ну да, так устроена украинская политика. Ничего страшного. И последнее, самое главное. Когда нам говорят, что одновременно Зеленский сторонник России — ну, ребята, вы либо трусы снимите, либо крестик наденьте, потому что либо не брала, либо вернула. Нельзя сразу быть ставленником и Коломойского и России.

Еще рез: У него нет опыта, у Зеленского? Переводится: Он еще не научился воровать, как все украинские политики. У него нет команды? Переводится: У него нет тех, кто знает, где что лежит, чтобы украсть. Не получится — через 4 года переизберут. В этом, собственно, главное достижение Майдана. Если украинский народ сделал ошибку, он ее через 4 года исправит. Точно так же, как не было особой трагедии в победе Порошенко, нету трагедии и в победе Зеленского. Перерыв на новости.

Как я уже сказала, смотрите нас так же по YouTube, подписывайтесь на «Латынина ТВ». Я должна извиниться, если у нас идут какие-то накладки, потому что тот, кто нас смотрит, видит, что это новая студия. У нас тут птички, к сожалению, поют. Я не знаю, сумеем ли мы их нейтрализовать. Но, впрочем, мы будем совершенствоваться.

Так вот, договаривая то, что я хотела сказать об украинских выборах — наверное, самый опасный сценарий для Украины: если Зеленский окажется слабым политиком, и, соответственно, в стране начнется война всех против всех. То тут, конечно, Россия в этой ситуации будет ловить много рыбы в мутной стране.

Потому что, вообще, стратегия России, если вы заметили, в большинстве конфликтов, в которые она ввязывается, она не заручается в том, чтобы получить какой-то большой плюс для самой России. Она о том, чтобы сделать гадость для соседа. Вот поскольку гадости делать гораздо проще, чем что-то полезное делать для себя, то у России в этом смысле, действительно, неограниченные возможности.

Хотя наше вмешательство в украинские выборы, конечно, довольно сильно ограничено теперь тем, что поскольку наиболее, я бы сказала, некачественная часть избирателей в результате действий России оказалась отторгнута от Украины, и, конечно, таких историй как победа Януковича уже больше не повторится. В этом смысле мы получили Крым, но потеряли всю остальную Украину, если рассуждать в той парадигме, которой руководствуются люди в Кремле.

И, конечно, когда нам говорят искренне: «Слушайте, непонятно, кого украинцы избрали», то это свидетельствует о непонимании самой сути демократических выборов. Потому что демократические выборы — это и есть выборы, на которых побеждает неизвестно кто. Конечно, можно радоваться, что вот туркменбаши всегда побеждает на выборах, но это вот… два мира — два Шапиро.

И, собственно, возвращаясь к российским делам. Потому что у нас в Ингушетии происходят серьезнейшие волнения. Не просто волнения, не просто митинги. Чтобы было понятно, с момента 26 марта происходит митинг, который отказался разгонять батальон ППС. В результате этот батальон расформировали. Потом отказалась разгонять местная Росгвардия, в результате частично люди в местной Росгвардии отстранены. В Ингушетию завезли большое количество этнических русских в составе новой Росгвардии.

А знаете, завоз неингушской Росгвардии в Ингушетию — это вот как завести порох в коптильню, где открытый огонь. Единственное, что, конечно, может спасти коптильню, что Ингушетия очень маленькая республика — 400 тысяч населения. Чтобы понятно было — 20 миллионов Москва.

Всё это произошло из-за истории с разграничением границы с Чечней. И ответ на вопрос «Что происходит?» довольно простой. В ней происходит следствие административной ошибки Кириенко. Никакая это не история Рамзана Кадырова. Это просто история того, что Кириенко, который очень высокотехнологичный человек, который привык к тому, что вопросы решаются административными и технологичными способами и очень много в этих вещах преуспел, например, действительно, сделал лучшую российскую государственную компанию «Росатом»… Потому что, согласитесь, что все российские компании — это не совсем коммерческие компании, это непонятно что. А «Росатом», действительно, была успешная компания под руководством Кириенко. Вон какую сделку с Хиллари Клинтон провернули.

Так вот, тем не менее, в истории с административной границей был нарушен главный принцип, которые называется «не сломано, не починяй». Вот есть такая замечательная американская поговорка If it ain’t broke, don’t fix it — вот ни сломано, ни починяй. Была неясная административная граница между Ингушетией и Чечней, и могла она еще много десятков лет в такой ситуации существовать. Кириенко смотрит: нет границы — непорядок. Давайте разграничим. Поручили это Евкурову и Кадырову. Они разграничили. Евкуров почему-то при этом изменил своим прежним утверждениям, потому что он, когда говорил об этой границе, он говорил так, как было выгодно ингушам, а в результате на ровном месте спалили одного из лучших президентов, которой Россия имеет на Кавказе, я имею в виду Евкурова. Потому что у него, конечно, абсолютно полностью выбили почву из-под ног. На ровном месте началась такая же история, как был когда-то, когда назначили Зязикова. Евкурову в результате в республике абсолютно не верят.

Чтобы было понятно — люди, которые возглавляют эти протесты, — это бывший министр МВД, старейшина, доцент Петербуржского университета… То есть вот на таком ровном месте из ничего сделать проблему… Это, конечно, очень тяжелая история. И это история, которая могла бы просто не случиться, если бы Кириенко не выдвинул этого административного поручения. И сейчас у него нет хорошего выхода, потому что ну, как? Вот абсолютно лояльные российской власти люди начали выходить на улицы. Ингушская Росгвардия отказывается их разгонять.

В результате федеральные силы в лице Матовникова, в лице нового полпреда… ну, не нового, но уже достаточно сильного полпреда кавказского, который сделал много хороший вещей — именно Матовников навел порядок в Дагестане, — сейчас там Матовников зачищает площадку, арестовывает организаторов митингов. Как я уже сказала, это абсолютно лояльные люди, пользующиеся огромным уважением.

Вот на ровном месте из республики, в которой всё было достаточно для Кавказа хорошо, произошло вот это. Не единственный, кстати, это промах Кириенко, потому что, видимо, такой же промах произошел с Бегловым, потому что вот я только что была в Питере, и я была потрясена, потому что я не имею привычки относится плохо к тому или иному политику — неважно, назначенному, не назначенному, избранному — до тех пор, пока я не увижу своими глазами, что он, собственно, делает или не делает.

И вот я беседую буквально со всеми людьми в Питере — и все стонут от Беглова. И знаете, что говорят? «Мы понимаем, что мы Собянина не получим, но нам хотя бы подошву от Собянина», — вот это дословная цитата. Люди говорят: «Вот лучший мэр города была баба Валя — Валентина Матвиенко, действительно, человек, который заботился о городе, который притащил туда «Газпром», который пролоббировал посадку ночного губернатора Кумарина. Ей прощали все, даже сына-наркомана.

Дальше была эта удивительная история с губернатором Полтавченко, который на все проблемы отвечал: «А давайте помолимся». То есть это не анекдот, а это истории, которые многократно происходили, повторялись. Происходит заседание. На заседании Полтавченко говорят, что есть такая проблема. Он говорит: Да, очень серьезная проблема. Мне надо посоветоваться со своим духовником». Уходит на несколько часов, возвращается, говорит: «Я посоветовался с духовником. Проблема серьезная. Будем думать».

И вот, несмотря на все эти советы с духовником, в городе, знаете… вот он выглядит, как ошпаренная кипятком собака. Вот там стоит этот стадион «Баклан-Арена», на которой освоили немерено денег. И каждый питерец, который проходит мимо этой «Баклан-Арены» и даже не проходит, он понимает, что даже на десятую часть освоенных денег можно было бы отремонтировать все обшарпанные фасады. Потому что город туристический, в выглядит, простите — некоторые его места, даже центральные, — как засаленная деревня.

Это удивительно, что «помолимся, помолимся…». Вот бог подсказывал какие-то странные решение, типа: А давайте земли Пулковской обсерватории отдадим под застройку. Может быть, все-таки там не только бог подсказывал? Или бог так беспокоится, действительно, о благополучии застройщиков, связанных с господином Турчаком?

И каждый человек, с которым я встречалась в Питере, мне показывал кадры зимы, которые, действительно, выглядели просто как кадры блокадного Ленинграда: какие-то горы неубранного снега на центральных улицах, между которыми протоптаны ледяные дорожки.

И, кстати, по поводу этого неубранного города. Я скажу, чтобы вы понимали, что это было. Это было отсутствие реагентов элементарное. Все люди, которые рассказывают… которые против реагентов, что вот в Москве ужасный Собянин сыплет всем этим город, ножки у собак разъедаются. Ну, вот вы выбирайте: или реагенты или как в Питере этой зимой. Потому что Москва — это не Сибирь и, тем более, не Нью-Йорк. В Москве за зиму, еще благодаря тому, что город-то теплый, а всё окружающее — холодное, через ноль в среднем 22 раза переходит температура.

То есть представляете, что происходит. Сначала выпадает снежок, потом он тает. Если вы его в этот момент не убираете с реагентами, то он застывает вот этой ледяной коркой. Сверху выпадает еще снежок, он тоже превращается в ледяную корку. И после 5–6 раз вы эту корку уже ничем не возьмете, не только реагентом. Вы ее можете взять только ломом. А лом, в общем, для асфальта даже, не говоря уже о плитке, не очень полезная вещь.

То есть вот на этом люди ломают ноги. И выбирайте: у вас ноги сломанные или обувь в белых разводах. Выбирайте: или реагенты или, как в Питере этой зимой. Тем более, вы знаете, если вы подымите советские газеты, то вы увидите, что где-то в годах 80-х «Литературная газета» боролась против ужасной соли за передовой западный опыт под названием «реагенты». Так что в реальном мире, где приходится выбирать не из воздушного замка, с одной стороны, и летающего ковра, с другой, а где приходится выбирать из двух плохих решений и выбирать надо, то вот выбирайте, как я уже сказала: или как в Питере — или реагенты.

И, конечно, мне было просто удивительно, что такое отторжение будущего губернатора, и в этом смысле питерские выборы — это большая возможность для оппозиции. Просто технологически видно это отверстие, в которое можно засунуться. Хотя я как-то сомневаюсь, что это получится.

Еще об одной истории я хотела поговорить. Потому что вот у нас нет больших успехов в Ингушетии, зато у нас большие международные успехи, как всегда. Мы помогаем Мадуро. В Венесуэле Мадуро сохраняет власть, притом, что там уже 80% венесуэльцев за свержение Мадуро любым способом. Когда я смотрела последний раз, там было 30% за иностранную интервенцию и не российскую. И, видимо, мы считаем, что если мы сохраним Мадуро, то, во-первых, вставим фитиль Америке, а, во-вторых, мы сохраним свои инвестиции в Венесуэле.

Я-то как раз думаю, что мы свои инвестиции потеряем, потому что мне не кажется, что Мадуро — это человек, который реально останется. Поэтому, помяните мое слово, инвестиции мы с вами потеряем, а китайцы, которые тоже много инвестировали, которые ведут себя гораздо осторожнее, — сохранят.

Кроме этого мы поддерживаем то в Сирии, то в Ливии. Вот на днях произошла большая новость о генерале Хафтаре, который начал наступление своих войск на Триполи, и в составе этих войск, как говорят, выступают вагнеровцы. Я сейчас вам скажу удивительную вещь. Вы же знаете, что я большой империалист. И вот насколько я не одобряю всю Венесуэлу, я с некоторыми, конечно, замечаниями глубоко одобряю поддержку нами генерала Хафтара.

Более того, я по секрету скажу, что его поддерживают всё: его поддерживает Израиль, который бомбил разные цели по его указаниям; его поддерживают американцы, он вообще американский гражданин, кстати. Это знаете, такой ливийский Валленштейн, человек, который воюет, ему сейчас 70 лет, он был еще в числе тех заговорщиков, которые привели к власти Каддафи. Потом он попал в плен в республике Чад, когда воевал Каддафи с ними. Он до этого еще учился в Советском Союзе. Вот после того, как Хафтар попал в плен, он переехал в Лэнгли, и, как я уже сказала, ему там дали американское гражданство.

И почему я это дело одобряю? Потому что это реально человек, который сражается с исламистами. Вот именно поэтому на самом деле его тихонечко поддерживают и ОАЭ и Египет и британцы, и французы. И все понимают, что Хафтар — это единственный человек, который может спасти Ливию от превращения в другое исламское государство*. Все это делают тихонечко, потому что, действительно, Хафтар — это человек, который публично говорит: «Пленных не брать». Вот с 17-м году он такое местечко Дерна захватывал, и там сказал, что «у нас нет тюрьмы, поле есть поле — конец вопроса».

Какая у меня главная проблема с этими нашими вмешательствами за рубежом. Когда у нас, собственно, экономика составляет 2% от мирового ВВП, когда мы с Ингушетией делаем вот такие вещи на ровном месте. Это достаточно бесполезно в современном мире. В современном мире колониализма нету, к сожалению. Всякие колониальные истории обречены. И в этих условиях 99% нашей всякой военной поддержки — это способ просто спалить деньги, которые, в общем, в России нужнее. Потому что, несмотря на нашу поддержку Асада, никогда мы ничего в этой Сирии не получим и никаких сильных позиций на Ближнем Востоке или в той же Африке мы не получим. Их, может быть, еще получит Китай, которые свою крайне ограниченную военную помощь сопровождает очень сильной экономической поддержкой. От Китая просто начинают зависеть страны.

А мы как раз как те лохи, которых удачно кинуть. И, в принципе, поскольку время не колониальное, то это всё поливание водой во время дождя: смоется бесследно. Но, конечно, если чего-то делать — то, что не полезно России, но имеет некоторую полезную составляющую для мира, то, конечно, это, например, действительно, защита христианства в Африке. Вот если мы позиционировали себя как защитники христианства в Африке, это было бы серьезно. Это была бы услуга, оказанная нами человечеству. Это не была бы услуга, оказанная России, потому что, как я сказала, ничего из этих историй… точно так же, как в советское время эти люди в Африке и на Ближнем Востоке брали наши деньги и кидали потом Советский Союз. В данном случае мы не Советский Союз, поэтому нас кинуть еще проще.

Но, тем не менее, плюс из этого может получиться только в тех случаях, если мы делаем какие-то вещи, которые полезны для мировой западной цивилизации. Это может быть поддержкой тех же самых христиан в Нигерии от геноцида, который там происходит. Чего мы не занимаемся? Мы вместе этого поддерживаем в Судане господина Омара аль-Башира, который мало того, что жуткий живодер, там еще просто первый человек, который приютил бен Ладена. Мы поддерживаем Николаса Мадуро.

Но поскольку стрелки часов, которые стоят на месте, иногда показывают правильное время, то вот как раз в случае с генералом Хафтаром у меня нет никаких возражений. Мне скажут, что это стоит много денег. Я на самом деле скажу, что это не так много стоит денег. То есть это достаточно безобидное развлечение в этой ситуации.

И, конечно, еще масса вопросов у меня. Это про Наталью Шилову. Это про девушку, которая давал интервью Навальному о том, как она специально поступила в фирму Пригожина, чтобы понять, чем травят наших детей на школьных завтраках. Она рассказывала о том, что ее уволили, потому что она говорила правду. Там еще в этом интервью, в снимках, которые она предоставила, было липовое фото унитаза. Там стоял такой унитаз, в котором моют фрукты. И она сказала, что это ее фото. А потом выяснилось, что это нее фото, а вообще этот мем бродит в соцсетях то ли с 11-го, то ли с 14-го года. И вот теперь госпожа Шилова сказала, что это Навальный ей написал какой-то текст, которые не имеет никакого отношения к тому, что ее обманули, что нехороший ФБК обещал вылечить ее дочку. Вот это как раз к вопросу о провокаторе, который дарил вот этому питерскую активисту на Новый год взрывчатку.

Вообще, это круто, потому что если вы помните, раньше у нас России извинялись только перед Рамзаном Кадыровым. Вот кто только что скажет про Рамзана, так слышишь на следующий день там в Красноярске какой-то товарищ извиняется. Ну, вот еще перед Сталиным Бухарин извинялся на процессе. То есть такой ряд. Вот теперь у нас извиняются и берут свои слова и перед Пригожиным. Действительно, реально крут чувак. По-моему, человек уже видит себя будущим президентом России, потому что когда видишь все эти сотни политтехнологов, которые нанимаются, они что там нанимаются для участия в африканский выборах? Ну, не смешите мои тапочки.

То касается самой истории, то есть реальная проблема, что московские школы перевели на бортовое питание. И нигде в мире такого нету. Ну да, можно сказать, что если не централизовать поставки питания в школы и в детские сады, то в российских школах будут воровать и будут давать некачественные продукты. А сейчас, что ли, эти продукты качественные? Вот вы, когда летаете в самолетах… Я честно скажу, я в отечественных самолетах вообще не ем, потому что это есть нельзя. Так летаем мы один-два раза в месяц. А тут каждый день растущему организму, школьникам…

Да, я понимаю, есть проблема, что в школе каждый может своровать по-своему. Но даже в Советском Союзе не было завтраков, которые распределяются из единого места в школе. Госплан был, а госзавтрака не было. И вдруг у нас появляется госзавтрак. И это монополия, и это в основном имеет отношение к компаниям Пригожина.

И Навальный поднял громадную историю. И от этой истории власти не отвертеться, потому что она касается всех, у кого есть дети. И, более того, если бы школы готовили каждая, да, в 99% школ воровали бы, травились бы столько же, а, может быть, и чаще. Но это не была бы политическая история. Потому что когда мать видит, что в школе ее сына кормят бурдой в школьной столовой — ответственность кончается на поваре или на директоре. А здесь ответственность — на власти. И, соответственно, за этой ответственностью мы видим еще всякие попытки развалить иски, которые московские школы подали против Пригожина.

И, конечно, эта история с Натальей Шиловой — это такой типичный пиаровский перевод стрелок: Давайте вместе эпидемии дизентерии, которая была в детских садах, будем обсуждать госпожу Шилову. Ее запугали или это была с самого начала провокация по типу той, которая была в Питере.

Возникают вопросы. Теперь Шилова говорит, что всё неправда. А ребенка Шиловой тоже Навальный лично отравил? И эпидемии не было? И антисанитарии тоже не было? А как быть с другими исками, которые подавались компаниям Пригожина? Вот есть данные «Проекта», что за все это время подано 711 исков к различным компаниям Пригожина. Правда, они всегда отбивались. И они выдвинули встречные претензии — 533 иска на гораздо большую сумму.

И, конечно, говоря о ролике самой Шиловой, я должна сказать честно, что да, этот ролик с самого начала вызвал у меня сильную отрыжку. Это было плохое расследование. Команда Навального делает потрясающие вещи, но иногда она реально не дотягивает, не докручивает.

Меня, когда я смотрела эта ролик, насторожило сразу две вещи. Первое: когда эта женщина сказала, что она устраивалась в компанию специально, чтобы разоблачить, как травят наших деток. Ну, слушайте, это три «ха-ха». Дальше она стала говорить, что ее выгнали, потому что она пыталась искать правду. Дальше вот происходит эта история с левой фоткой унитаза. Это значит, что человек — либо засланный казачок, что менее вероятно, либо такой фантазер с гибкой психикой, который старается понравиться. А когда у человека гибкая психика, это всегда опасно, потому что на него можно в любой момент надавать. Вот он сейчас рассказывает, что он устроился в компанию специально, чтобы разоблачить Пригожина, а завтра он будет рассказывать, что Навальный написал ему текст и похлопывал по плечу.

И, собственно, последняя история, которую я хотела рассказать. У нас на прошлой неделе было две крупных посадки бывшего губернатора Хабаровского Ишаева и Михаила Абызова. И я уже о них говорила, но я хочу добавить две вещи. Одна из них заключается в том, что заметьте, что Абызову шьют организованную преступную группу. Естественно, вопрос сейчас, поскольку Абызов был членом правительства, это сколько членов правительства думают — сколько из них тоже состояли в преступной группе.

И вторая история с Ишаевым, с его семьей. Я с удивлением обнаружила, что у него потрясающая семья. Например, у него сын, у которого имели обыкновение умирать девушки. То есть однажды его голая сожительница вылетела из окошка, и у ментов не было ни одного вопроса. Сказали: «Ну да, бывает». После этого у него вторая жена померла. Внучок Ишаев на «Бентли» на скорости 309 километров в час кого-то снес, и опять внучку не было никакой проблемы. Причем после аварии внучок написал… просто разразился угрозами в адрес обидчиков в соцсетях.

И вот я подумала: странное дело, вот к Абызову у меня есть большое чувство жалости, потому что никого не пожалели. А к семье губернатора Ишаева, по крайней мере, как-то нет чувства жалости. Точно так же нет чувства жалости к Ежову, которого ни за что ни про что расстреляли в 37-м. Всего лучшего, до встречи. До свидания!

* организация запрещена в России

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 голосов)