Вчера в переполненном лондонском театре “Табернакл” спокойно, доверительно разговаривал с аудиторией Виктор Шендерович. Его долго не отпускали, он очень хорошо читал отрывки из своих пьес. В фойе продавалась его новая книга “Ежи Лец ХХ век”: уникальный альбом для моментального включения мысли и философского настроя. Например, черно-белая фотография мальчишек в одежде 30-40-х, весело играющих на старом кладбище в Глазго. Один прыгает через высокий могильный камень, словно через гимнастического "козла". И афоризм Ежи Леца рядом, направляющий метафору в русло осмысления истории ХХ века: "Я говорю такие старые истины, что человечество их уже не помнит". Такое забвение очень опасно. Кто-то должен их повторять.

Еще одной иллюстрацией этого афоризма показалась непременная записка из зала (этот вопрос в Лондоне задают всем, кто ОТТУДА): “Вы верите, что Россия когда-нибудь будет свободной?”

ШЕНДЕРОВИЧ: “Это не вопрос веры, это вопрос усилий. Колесико “настройки” освещения крутится: то светлее, то темнее. В сторону “темнее”- крутится легче. Метафора не новая, но приведение себя в порядок требует усилий: принять душ, дезодорантом освежиться, почистить зубы. А чтобы начать пахнуть, никаких усилий не надо. Ничего вообще делать не надо - и начнешь пахнуть. Оно само. Потом начнешь почесываться с удовольствием. А потом выясняется, что наш запах - это наша идентичность. Если помыться, идентичность смоешь. Давай-ка мы будем отличаться от всех, и пахнуть как-то по-особому. Но пахнет от всех в этой ситуации одинаково.

“Особый путь” это расслабиться и опустить уровень гигиены. Как говорил Искандер, “некоторые путают коллективную вонь с величием духа”.

Надо повышать санитарные нормы. Это не предмет веры, а предмет усилий.

Отчаиваться не надо. Дании из России не получится, но можно стараться сделать так, чтобы не получилось Эфиопии. Все эти сказки про какой-то не годящийся для демократии русский народ - это ерунда. Вы знаете по себе - русский народ в рамках иной нормы оказывается вполне успешным. И я наблюдаю совершенно замечательное поколение бывшей российской молодежи за границей.

Нормы мы упустили сами.

Прекрасный историк, пушкинист Натан Эйдельман (1930-1989) сказал, что свободы в России длятся всегда 10-12 лет. Он совершенно точно предсказал срок новой свободы в нашей византийской феодальной норме.

Человек рождается голеньким и с пустенькой головой. Попадет к волкам - вырастет волком.

Все зависит от принятой нормы.

Меняется норма - меняются люди.

Крайности редки. Академик Сахаров - высшая граница диапазона, Чикатилло (массовый убийца) - низшая. А посередине - обычный, нормальный народ. И каким будет этот народ, зависит от того, какие приняты нормы.

Народ Гете превратили в народ Геббельса за 4 года. Ужас холокостов заключается в том, что убивать тебя будут соседи по лестничной клетке.

Была одна норма - и с этими соседями можно было оставить детей, а потом выяснилось, что в тебя можно плюнуть, потом- что можно разбить твое окно, а потом выяснилось, что тебя можно уничтожить, и это все будет в рамках новой нормы.

И все.

И стало ясно, что люди легко сползают к любой новой норме.

В 90-е в России академик Рыжов и профессор Афанасьев считались нормой, сейчас нормой считаются Сечин и Кадыров. А раз так, получите другие ориентиры и другую страну на выходе.

Но к народу никаких претензий быть не может. Это, по определению, бывает довольно оскорбительным словом. Я писал об этом, когда умер мой замечательный друг, писатель-фантаст из Красноярска, наследник Стругацких. Он умер в декабре 2014-го, а летом еще участвовал в марше мира против воины с Украиной. И вот, в сети появилось видео. Больной, грузный, 64-летний человек в плаще, шляпе, с палочкой тяжело поднимается на трибуну, а вокруг бушует улюлюкающая гопота, годящаяся ему во внуки. И он спокойно говорит им, почти ласково: “Ребятки, на каждой свадьбе, посреди загула, должен быть хотя бы один трезвый человек.” Его сгоняли, оскорбляли, улюлюкали. И мне тогда кто-то сказал: “Ну, что поделать? Это народ…”

Но если этому “народу” объяснять и говорить, что Михаил Успенский и подобные ему это честь и достоинство нации, и что его надо слушать, то кто-то из этих гопников начнет слушать. Не тот, так другой. Изменение нормы - вот чем нужно заниматься.

И не бояться быть маргиналом.

Если ты в меньшинстве, то, по крайней мере, ты в интеллектуальной безопасности. К своей маргинальности надо относиться с уважением, понимать, что ты в отличной компании, не бояться потерпеть поражение. Без истерик: “Ах, мы проиграли!”

Чаадаев проиграл, Герцен проиграл, Набоков проиграл, мы в хорошей компании!”

С нетерпением жду сценического дуэта Ады Роговцевой и Виктора Шендеровича в пьесе И.Иоаннесян/Н.Болтянской “Какого черта!” на сцене “Табернакла” (режиссер А. Маньковская) с 10 по 12 мая и постановки осенью в “Табернакле” лондонским режиссером Константином Каменским пьесы Виктора Шендеровича “Потерпевший Гольдинер”. Мне очень понравились отрывки из этой пьесы.

Я потом нашла и посмотрела это видео с наемной улюлюкающей гопотой в Красноярске и писателем, стоявшим перед ними беззащитным - с тростью, в шляпе и говорившим спокойно и бесстрашно...
А мне было на все это неимоверно тревожно и отвратительно смотреть.
Я давно не бывала в России...

"Флюгер был приколочен намертво, и ветер дул в указанном направлении". "Наши выборы - это расстановка стульев на "Титанике".
А это афоризмы не Леца, а Шендеровича. Два из многих - точных, умных, смешных.
Пора бы по сходной концепции выпустить и его собрание проиллюстрированных эпохой афоризмов. “Шендерович ХХI век”. Я абсолютно серьезно. И даже первую целиком метафорическую фотографию прилагаю. Нетрудно догадаться, какого корабля оркестр и пассажиры весело готовятся к путешествию...

Кто-то должен, обязательно должен оставаться трезвым среди всеобщего загула и повторять, и повторять, и повторять, пусть свистит и улюлюкает толпа, ЗАБЫТЫЕ ИСТИНЫ, чтобы не размыло потопом реваншистского "патриотизма" тоненький слой человечности.
Потому что если некому станет их повторять, повторится Зло.

А, может, и уже...

Карина Кокрэлл-Фере, Каспаров.ру

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (7 голосов)